Помощь адвоката

Решение по делу №33-2947/2015

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Санкт-Петербург 18 июня 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Кабировой Е.В.,

судей Озерова С.А., Тумашевич Н.С.

при секретаре Фроловичевой Ю.С.

с участием прокурора Пантюшкиной Я.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя истца Суворова Ю. В. – Барабановой Е. А. на решение Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 31 марта 2015 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований Суворова Ю. В. к обществу с ограниченной ответственностью «Аврора» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Кабировой Е.В., заключение прокурора Пантюшкиной Я.А., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда установила:

Суворов Ю. В. обратился в Сосновоборский городской суд Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Аврора» с учетом внесенных и принятых судом изменений в его предмет о признании незаконным приказа № от 24 ноября 2014 года «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)» об увольнении его с 24 ноября 2014 года, признании действий (бездействия) ответчика в не составлении акта об отказе истца об ознакомлении в предложенными вакантными должностями незаконными, признании недействительной записи в трудовой книжке серии №, выданной на его имя, внесенную на вкладыше в трудовую книжку серии № под порядковым номером 50 от 24 ноября 2014 года «Трудовой договор прекращен в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, пункт 8 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации», об обязании ответчика внести запись в трудовую книжку о недействительности записи за №590, восстановить Суворова Ю.В. на работе в обществе с ограниченной ответственностью «Аврора» в должности водителя-экспедитора, взыскать с ответчика в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула, начиная со дня восстановления на работе, в размере <данные изъяты>, взыскать с ООО «Аврора» в пользу истца расходы по проведению независимого медицинского освидетельствования в ООО «Мед Плюс» в сумме <данные изъяты>, а также <данные изъяты> в счет компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что на основании бессрочного трудового договора №467 от 13 июля 2010 года он работал водителем–экспедитором в ООО «Аврора». 15 октября 2014 года он был направлен на медико-социальную экспертизу в бюро МСЭ смешанного профиля №38 главного бюро МСЭ ФМБА России.

Согласно справки серии МСЭ-2013 №0072307 от 15 октября 2014 года ему установлена 2 группа инвалидности (впервые). Каких-либо ограничений, запретов и противопоказаний на продолжение работы в должности водителя транспортных средств в данной справке врачебной комиссией не установлено. Программа реабилитации содержит рекомендации относительно труда в специально созданных условиях с использованием вспомогательных технических средств и противопоказаний труда с непрерывными циклами, физический труд. При этом в качестве прогнозируемого результата указана адаптация на прежнем рабочем месте с измененными условиями труда.

Кроме того, в соответствии со ст.11 ФЗ «О социальной защите инвалидов» индивидуальная программа реабилитации имеет для инвалида рекомендательный характер.

Приказом ответчика №445 от 17 ноября 2014 года истец направлен для прохождения периодического медицинского осмотра в ООО «ПРОФМЕД» с целью определения профессиональной пригодности на предмет допуска к управлению транспортными средствами.

Согласно медицинской справки ООО «ПРОФМЕД» от 21 ноября 2014 года комиссия врачей указала на отсутствие у истца медицинских противопоказаний к управлению транспортными средствами категории «А, В, С, D, Е» и «8», тогда как председателем врачебной комиссии с правке указано, что медицинские противопоказания к управлению транспортными средствами отсутствуют лишь на автомобили категории «В».

Кроме того, в заключении от 21 ноября 2014 года медицинских противопоказаний к деятельности в качестве водителя-экспедитора не выявлено.

Между тем уведомлением от 19 ноября 2014 года вынесено решение о переводе истца на другую работу, при этом не определен постоянный или временный перевод на другую работу, что противоречит ТК РФ. Приказом, оформленным ненадлежащим образом (без даты, номера, подписей директора и главного бухгалтера), на основании медицинского заключения от 21 ноября 2014 года Суворов Ю.В. отстранен от работы по профессии водитель-экспедитор с 24 ноября 2014 года.

Приказом № от 24 ноября 2014 года трудовой договор с истцом прекращен по п.8 ч.1 ст.77 ТК РФ.

Истец с данным приказом не согласен, поскольку: справка МСЭ и медицинское заключение, указанные в качестве основания для увольнения, не содержат указаний о наличии противопоказаний к работе истца водителем-экспедитором; по результатам независимого медицинского освидетельствования ему выдана медицинская справка об отсутствии противопоказаний к управлению транспортными средствами всех категорий; ответчик для издания приказа использовал унифицированную форму, которая с 1 января 2013 года не является обязательной к применению, не выполнив требования по ее заполнению; не составлялся акт об отказе истца от ознакомления с предложенными вакантными должностями (л.д.4-7).

В судебном заседании суда первой инстанции представитель истца Барабанова Е.А. поддерживала исковые требования.

Представитель ответчика, будучи извещенным о рассмотрении дела, в судебном заседании не участвовал (л.д.132-135).

31 марта 2015 года Сосновоборским городским судом Ленинградской области постановлено решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано (л.д. 136-143).

Истец Суворов Ю.В. не согласился с законностью и обоснованностью постановленного решения, его представителем Барабановой Е.А. подана апелляционная жалоба, в которой она просит решение отменить, исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Доводы жалобы повторяют правовую позицию истца, изложенную в исковом заявлении.

Кроме того, податель жалобы указывает, что суд не принял во внимание то обстоятельство, что справка МСЭ-2013 № от 15 октября 2014 года не может служить основанием увольнения, поскольку в ней не указаны противопоказания именно к той работе, которую выполнял истец, она не содержит рекомендации о временном или постоянном переводе на другую работу.

Ссылаясь на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2009 года №1090-О-О, полагает, что необходимость перевода работника на другую работу должна быть установлена специализированным органом и зафиксирована в медицинском заключении, выданном в порядке, установленном федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Россий ской Федерации.

Обращает внимание на то, что согласно справки МСЭ у Суворова Ю.В. установлена 2 группа инвалидности. При этом предоставление инвалиду специально созданных условий в соответствии со ст.23 Федерального закона «О социальной защите инвалидов» является обязательным для исполнения работодателем для всех без исключения инвалидов. Более того, инвалиды могут привлекаться к работе в ночное время, к сверхурочным работам с их письменного согласия и при условии, что такие работы не запрещены им по состоянию в соответствии с медицинским заключением, тогда как из заключения не следует, какой диагноз поставлен истцу, который препятствовал бы продолжению выполнения им трудовых обязанностей.

Констатирует, что согласно пояснениям истца, состояние его здоровья не ухудшилось, данные противоречия судом первой инстанции устранены не были.

Считает, что суд постановил решение без исследования подлинных документов о состоянии здоровья истца, представленных ответчиком, и проверки того, является ли его нетрудоспособность временной или стойкой, может ли служить основанием для прекращения трудового договора. Не учел, что истец желал и был в состоянии исполнять свои трудовые обязанности на прежней должности, необходимости в предоставлении ему иной работы в соответствии с медицинским заключением не требовалось.

Указывает, что программа реабилитации носит рекомендательный характер и не содержит сведений о том, что заболевание истца препятствует ему работать водителем. Под специально созданными условиями понимается организация работы, при которой инвалиду устанавливается сокращенный рабочий день, без ночных смен, индивидуальные программы выработки, индивидуальный график работы, о чем свидетельствует содержание ст.224 Трудового кодекса Российской Федерации и ст.ст.23, 34 Федерального закона «О социальной защите инвалидов». В то время как заключением МСЭ было определено, что способность к трудовой деятельности истца не связана с необходимостью перевода на другое рабочее место, тогда как изменение режима труда в силу Федерального закона «О социальной защите инвалидов» и ст.72-1 Трудового кодекса Российской Федерации переводом не является (л.д.148-151).

В судебном заседании суда апелляционной инстанции стороны не участвовали, извещены, просили дело рассматривать в их отсутствие.

Представитель Ленинградской областной прокуратуры – Пантюшкина Я.А. дала заключение, в котором ссылалась на законность и обоснованность постановленного решения, просила оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы по правилам ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК Российской Федерации), судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

Согласно ч. 2 ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК Российской Федерации) работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

В соответствии с ч. 1 ст. 213 ТК Российской Федерации работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), а также на работах, связанных с движением транспорта, проходят обязательные предварительные (при поступлении на работу) и периодические (для лиц в возрасте до 21 года — ежегодные) медицинские осмотры для определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний.

В силу п.п. 2 п. 3 Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда», утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года N 302н, обязательные периодические медицинские осмотры (обследования) (далее — периодические осмотры) проводятся в целях выявления заболеваний, состояний, являющихся медицинскими противопоказаниями для продолжения работы, связанной с воздействием вредных и (или) опасных производственных факторов, а также работ, при выполнении которых обязательно проведение предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников в целях охраны здоровья населения, предупреждения возникновения и распространения заболеваний.

В перечень работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования) работников включены работы, связанные с управлением наземными транспортными средствами (п. 27 приложения 2 к Приказу Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года N 302н). В соответствии с абз. 1 ст. 73 ТК Российской Федерации работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации, с его письменного согласия, работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Абз. 5 ч. 1 ст. 76 ТК Российской Федерации устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК Российской Федерации одним из оснований прекращения трудового договора является отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части третья и четвертая статьи 73 настоящего Кодекса).

Такое основание увольнения предусмотрено в целях недопущения выполнения работником работы, противопоказанной ему по состоянию здоровья, направлено на охрану здоровья работника. Кроме того, необходимость перевода работника на другую работу должна быть установлена специализированным органом и зафиксирована в медицинском заключении, выданном в порядке, установленном федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, что предполагает использование объективных критериев при установлении указанного факта и исключает произвольное применение данного основания прекращения трудового договора.

Из материалов дела усматривается, что Суворов Ю.В. состоял в трудовых отношениях с ООО «Аврора» на основании трудового договора от 13 июля 2010 года № и приказа от 19 июля 2010 года № л/с в должности водителя-экспедитора (л.д.8-10, 11-13, 76).

15 октября 2014 года Бюро медико-социальной экспертизы смешанного профиля №38 ему установлена вторая группа инвалидности по общему заболеванию до 1 ноября 2015 года (л.д.14), а 17 октября 2014 года выдана индивидуальная программа реабилитации инвалида, в соответствии с которой у Суворова Ю.В. имеются показания к проведению реабилитационных мероприятий в соответствии со 2 степенью ограничения к трудовой деятельности, а именно, показан труд в специально созданных условиях с использованием вспомогательных технических средств, противопоказан труд с непрерывными циклами, физический труд (л.д.15-17).

На основании приказов ООО «Аврора» от 17 и 19 ноября 2014 года №445, 449 Суворов Ю.В. был направлен в ООО «Титанмед» для прохождения периодического медицинского осмотра и получения заключения с целью определения пригодности работника к выполняемой работе (л.д.81, 82).

19 ноября 2014 года работодателем в адрес Суворова Ю.В. на основании рекомендаций МСЭ в соответствии со ст.ст.73, 224 ТК Российской Федерации направлены уведомление о необходимости перевода его на более легкий труд и список вакансий, при этом в уведомлении указано, что в случае отказа от перевода на другую работу, не противопоказанную ему по состоянию здоровья, трудовой договор будет прекращен в соответствии с п.8 ч.1 ст.77 ТК Российской Федерации (л.д.78, 79).

Заключение ООО «Титанмед» от 21 ноября 2014 года содержит вывод о наличии медицинских противопоказаний для работы Суворова Ю.В. во вредных и опасных условиях труда (л.д.21), при этом выдана справка о допуске к управлению транспортным средством категории В (л.д.20).

Следует отметить, что карта специальной оценки условий труда водителя – экспедитора, представленная ответчиком, содержит сведения об используемом оборудовании – грузовой фургон Peugeot Boxer № (строка 022) и об оценке условий труда по вредным (опасным) факторам (строка 030), итоговый класс условий труда — 3.1(л.д.90-93).

Приказом от 24 ноября 2014 года №458 Суворов Ю.В. отстранен от работы по профессии «водитель-экспедитор» с 24 ноября 2014 года (л.д.80)

В этот же день Суворов Ю.В. ознакомлен с уведомлением и вакансиями, согласия на перевод не выразил (л.д.78), в связи с чем приказом от той же даты № с ним прекращен трудовой договор на основании п.8 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, в том числе наличие установленных медицинским заключением противопоказаний к работам во вредных и опасных условиях труда, к которым относится выполняемая истцом работа водителя-экспедитора, а также отказ истца от перевода на другие должности, в соответствии со справкой МСЭ и заключением периодического медосмотра, увольнение Суворова Ю.В. в связи с отказом от перевода работника на другую работу, необходимую ему по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением ответчиком произведено законно, порядок увольнения нарушен не был, с приказом об увольнении истец ознакомлен, зарплату и выходное пособие, трудовую книжку истец при увольнении получил, нарушений трудового законодательства при увольнении истца ответчиком допущено не было.

Суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам и постановил решение об отказе в удовлетворении иска, отвечающее как требованиям приведенных выше норм материального права, так и процессуальным правовым нормам.

Доводы жалобы о том, что справка МСЭ-2013 № от 15 октября 2014 года не может служить основанием увольнения, поскольку в ней не указаны противопоказания именно к той работе, которую выполнял истец, она не содержит рекомендации о временном или постоянном переводе на другую работу, являются необоснованными, поскольку, исходя из смысла ст. ст. 7 и 8, 11 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», п.36 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95, справка МСЭ наряду с индивидуальной программой реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми специализированным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы и обязательными для организаций, учреждений. Кроме того, из текста приказа о прекращении трудовых отношений следует, что основанием для увольнения истца помимо справки СМЭ послужило заключение по периодическому медосмотру от 21 ноября 2014 года, составленное в соответствии с требованиями Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда», утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года N 302н.

Доводы жалобы о том, что в силу ст.23 Федерального закона «О социальной защите инвалидов» на работодателе лежит обязанность создания специальных условий для инвалида, которые в том числе могут привлекаться к работе в ночное время, к сверхурочным работам с их письменного согласия и при условии, что такие работы не запрещены им по состоянию в соответствии с медицинским заключением, выводов суда не опровергают, поскольку ответчиком при выявлении у истца медицинских противопоказаний к работе требования закона выполнены в полном объеме.

Доводы истца о том, что судом не были исследованы подлинные документы о состоянии здоровья истца и не устранены противоречия между доводами сторон о возможности/невозможности исполнения истцом по состоянию здоровья должностных обязанностей, несостоятельны, поскольку оценка представленным доказательствам дана по правилам ст.67 ГПК Российской Федерации, противоречий не установлено. Выданная истцу 19 января 2015 года медицинская справка о допуске к управлению транспортными средствами (л.д.28) в силу приведенных выше правовых норм не является медицинским документом, на основании которого можно сделать вывод о пригодности работника для выполнения поручаемой работы. Тогда как утверждение карты специальной оценки условий труда после увольнения истца (30 декабря 2014 года) не опровергает содержащих в ней сведений относительно оценки условий труда водителя-экспедитора. Желание истца выполнять работу, обусловленную трудовым договором, равно как и его утверждение об отсутствии ухудшения состояния здоровья в контексте наличия справки об инвалидности и медицинского заключения, установившего противопоказания к работе во вредных и опасных условиях, не могут свидетельствовать о незаконности увольнения по основаниям, установленным п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК Российской Федерации.

Иные доводы апелляционной жалобы также не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены решения суда, связаны с неправильным толкованием норм материального права и направлены на переоценку установленных обстоятельств и представленных доказательств в отсутствие к тому оснований.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст.ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда определила:

решение Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 31 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца Суворова Ю. В. – Барабановой Е. А. — без удовлетворения.

Судьи: Гусев А.И.

Подготовка к проверке по охране труда. Необходимая процедура!
Стоимость: от 30 000 руб.
“Я окажу квалифицированную юридическую помощь. Исполняя свои обязанности добросовество, честно и разумно, буду активно защитать права, интересы и свободы доверителя всеми средствами, не запрещенными законом.”
Ермаков А.А.
Контакты